?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост


«Он не знал за собой никакой вины и мог поручиться,
что и в будущем никогда не убьет, не подожжет и не украдет;
но разве трудно совершить преступление нечаянно,
невольно, и разве не возможна клевета, наконец, судебная ошибка?
Ведь недаром же вековой народный опыт учит от сумы да тюрьмы не зарекаться»


Антон Чехов «Палата №6»

— Сергей, а не хочешь поехать в колонию строго режима и посмотреть, как там проходит жизнь, за колючей проволокой? – спрашивает меня пресс-секретарь УФСИН по Белгородской области.
— А вы меня назад выпустите? — спрашиваю я её.
— Возможно, да, а, возможно, и нет. Всё будет зависеть от твоего поведения, — смеясь отвечает мне она.
— Ну тогда я готов, — говорю я.

Как живут осуждённые (называть их заключенными неправильно; это разные термины в исправительной системе) и в каких условиях содержатся? Что ждёт человека, который переступил букву закона? Каков режим осуждённого? Эти и не только эти вопросы меня интересовали.

В 5 утра мы выехали в город Валуйки в «Исправительную колонию №7» (ФКУ ИК-7). ИК-7 – одно из двух учреждений строго режима в Белгородской области. В народе её называют «Семёрка». Колония строгого режима отличается повышенными требованиями безопасности, ограничением количества свиданий для осуждённых и др. На уголовном жаргоне колонию строгого режима называют «Строгач».

Сегодня там отбывают наказание более 1000 человек.
Здесь отбывают свое наказание заключенные, совершившие преступление впервые.

Экскурсия была организована в формате "без цензуры". Мне разрешалось фотографировать на территории колонии абсолютно всё, кроме, само собой разумеется, различных технических средств охраны и запорных устройств крупных планом. Было дозволено задавать любые неудобные вопросы осуждённым и сотрудникам исправительных учреждений.

В одной статье я не хочу смешивать жизнь осуждённых и работу сотрудников колонии. Каждый из них заслуживает отдельного внимания. Поэтому сначала я напишу о колонии, чтобы вы имели представление, что там за колючей проволокой, а потом напишу статьи «Один день с осуждённым» и «Один день с начальником отряда в колонии строго режима». Мне кажется, так будет интереснее.

Я представлял себе ситуацию в колонии строгого режима намного хуже. Мои представления о местах отбывания наказаний складывались только из фильмов, где показывали тюрьмы. О том, что такое колония, я представлял слишком отдалённо. Так уж сложилось, что картины из фильмов про колонии и тюрьмы не самые приятные: мрачная обстановка, сырые стены, жёсткий и грубый персонал.

Сегодня я хочу вам показать и рассказать о жизни за колючей проволокой.

Высокий сетчатый забор, вышки охраны и белые ограждения – таковы внешние атрибуты устройства ИК-7, доступные взгляду обычных горожан. Что происходит внутри, остается только догадываться.



Прежде, чем попасть на территорию колонии, я заглянул в комнату приёма передач.




Через это окошко сотрудник колонии принимает вещи и продукты для осуждённых, которые тщательно проверяются, и всё это делается под камерами видеонаблюдения.




А вот такой вид с обратной стороны.

L1003082.jpg


Формальная часть моего визита начинается с того, что я оказываюсь в тесной комнате с решетками. Вход в колонию - только через КПП. В колонии стоит система доступа по отпечатку пальца. Сначала посетитель попадает в "шлюз", где у него проверяют документы. Я сдаю свой паспорт, оформленный заранее пропуск, а взамен мне выдают жетон с номером ячейки, в которую положили мои документы. Тут просят сдать все запрещённые предметы. После этого открывается решетка и можно пройти дальше. Пока одна дверь не закроется, вторая не откроется.

С грохотом защелкивается дверь, кажется, что за тобой закрылись ворота большого мира.




Тут расположена комната краткосрочных свиданий, где осуждённые общаются с родственниками через стекло по переговорному аппарату.




Комната для длительных свиданий.

Длительные свидания предоставляются продолжительностью трое суток с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, с разрешения начальника ИК – с иными лицами. По новым правилам внутреннего распорядка количество лиц, прибывающих на длительное свидание, определяется с учётом вместимости комнаты длительных свиданий.




А вот - сами комнаты. В них самое необходимое: холодильник, телевизор, спальные места и тд. Трое суток в комнате со всеми удобствами, кроме душа и туалета. Он – общий.




Чистота – это основной конёк колонии. Здесь было чисто везде, куда бы я не заходил.




Детская комната.




Кухня тут тоже общая.




Дальше мы отправились на территорию колонии.

— Сергей, с чего хотите начать? – спрашивает меня Андрей Вячеславович. Андрей Вячеславович Дмитриев – Врио начальника колонии. О нём я ещё расскажу в конце статьи.
— А давайте пойдём по порядку. Я хочу осмотреть все здания и заглянуть в каждое помещение, в которое, конечно, можно, – говорю я ему.
— Нет никаких проблем. Пойдёмте, – отвечает он мне.




Кругом - локализованные здания, обнесенные ограждениями с колючей проволокой и решетками. За забором разбиты клумбы с цветами. Тут есть даже фонтан.




Территория колонии делится на жилую и промышленную зоны. Тут вход в промзону, мы решили её оставить на конец.




А вот и сам вход на территорию колонии. Попасть туда можно только миновав КПП, периметр которой снаружи фотографировать строго запрещается во избежание использования этих материалов осуждёнными для побега.




На втором этаже расположена дежурная часть, кабинет начальника колонии, где он проводит приём осуждённых, и помещение для проведения судебных заседаний в режиме видеоконференцсвязи.




Дежурная часть.




Комната судебной видеоконференцсвязи.




Пройдя через КПП, мы вышли на территорию колонии. На территории расположен храм Живоначальной Святой Троицы.




— Прийти и помолиться, излить свою душу. Это важно для каждого человека, – говорит и.о. заместителя начальника колонии Андрей Сергеевич Луста.

L1003589.jpg


Один из осуждённых читал молитву.
— Это лучшее место, чтобы почувствовать свет в душе, – говорит Андрей Сергеевич.




Впечатляет.






Первым делом я решил пройти все корпуса, где живут осуждённые. Они в ИК размещаются в отрядах. Помещение отряда похоже на казарму в армии. Бараками их трудно назвать.

В каждом корпусе (отряде) имеется:
– спальная секция, заставленная, как правило, двухъярусными койками;
– комната отдыха;
– туалет;
– комната для умывания;
– раздевалка;
– бытовка;
– и, наконец, кабинет начальника отряда.

Также имеется "комната гласности" – помещение для приема жалоб и заявлений осужденных. Сейчас в ней идёт ремонт.




В каждом отряде - свой внутренний дворик.







Далее речь пойдет о быте арестантов. Здесь вы, наверняка, испытаете шок. Ведь при слове «зона» у всех у нас в головах сразу появляется образ камеры, набитой осуждёнными, спящими на трехъярусных нарах, и едкий запах.

Всё увиденное ломает стереотипы.




При входе в помещения стоит дневальный. Когда он нас увидел, он подал команду "внимание" и стал докладывать, сколько в отряде человек по списку, сколько на работах, сколько в ШИЗО, сколько на свиданиях и т.д.

Вот уголок дневального.




В корпусе расположены комнаты. Где-то больше кроватей, где-то меньше. В комнатах тесно поставлены двухъярусные, аккуратно застеленные кровати.

Вот, к примеру, одна из спальных комнат осуждённых. Постель можно использовать только для сна. В остальное время на ней нельзя сидеть или лежать.




Лица осуждённых нельзя снимать крупно без их письменного согласия, таковы правила.




Есть чайники и микроволновка.




У каждого осуждённого есть свои индивидуальные ящики или стеллажи, где они хранят свои вещи.



L1003182.jpg


Комната для умывания.




Раковины для мытья посуды.




Бытовка-сушилка.




На территории - множество наглядной агитации, в основном - простые и понятные слоганы про мораль, достоинство, честь и перевоспитание. Тишину в колонии лишь иногда сотрясает звук громкоговорителя. Мужской бас монотонно повторяет объявление о построении на обед.




Давайте заглянем в следующий корпус, чтобы вы не подумали, что я специально выбрал самый лучший и решил его вам показать. Так выглядят почти все корпуса, за исключением тех, где идёт ремонт. Я посетил все.

Отряд №3. Обычные условия содержания.

Стимулируя правопослушное поведение осужденных, законодатель предусмотрел и возможность перевода их из строгих условий в обычные. Такой перевод производится не ранее, чем через 9 месяцев содержания осужденных в строгих правилах и при отсутствии у них взысканий за нарушения отбывания наказания.

К каждому отряду прикреплён сотрудник колонии. Он посредник между администрацией колонии и отбывающим наказание. Их кабинеты расположены в самих отрядах. В течение дня он принимает осуждённых по личным вопросам. К «отряднику» (так сами осуждённые называют начальника отряда) могут обращаться с любой проблемой. Начальник отряда готовит материалы осуждённых на поощрение. Таковым, например, может быть дополнительное длительное свидание, которого заключённые ждут с нетерпением и считают за особое везение.

Считается, что начальник отряда выполняет важную функцию по воспитанию осуждённых, поэтому должен обладать навыками психолога.




В 2015 году в этих корпусах был сделан ремонт, конечно же, силами самих осуждённых.




Тут осуждённый может посидеть, почитать книгу, как это делал этот мужчина.




Важно отметить, что в каждом отряде расположены таксофоны, благодаря которым осуждённые имеют возможность общаться со своим родными и друзьями при наличии технической возможности без ограничения 15 минут в день.




Никаких индивидуальных камер с телевизорами, холодильниками, кондиционерами и спутниковыми телефонами я не увидел. Помещения хорошо проветриваются и убираются.




Комната для хранения личных вещей.




Туалет.






В отряде расположена комната приёма пищи, в которой осужденные питаются. Она оборудована холодильниками, шкафами для хранения продуктов, а также микроволновой печью, чтобы можно было разогреть пищу.




Вот другая комната.




Комната отдыха.




По всей территории имеются клумбы с цветами. Однако не стоит думать, что осуждённые проживают здесь, как в санатории. Весь этот порядок они организовывают своими силами, никакого обслуживающего персонала здесь нет, даже на кухне и в столовой! За неряшливый внешний вид, например, могут объявить выговор. Имея действующее взыскание, мало шансов освободиться условно-досрочно. Поэтому проступков тут стараются не совершать. Загреметь в ШИЗО (штрафной изолятор) можно не только за драку, но и за опоздание или невыполнение команд.




В этом корпусе расположена столовая, а на втором этаже — местный дом культуры. К сожалению, в ДК попасть я не смог, там сейчас идёт ремонт.




Информационный стенд.




Столовая.

Тут полное самообслуживание. Осуждённые входят отрядом, берут подносы, идут на раздачу, где вывешено сегодняшнее меню, получают пищу, после еды так же строем направляются по рабочим местам. Готовят еду, моют посуду и прибираются так же осуждённые.




Вся столовая украшена деревянной резьбой и картинами. Казалось бы, слишком роскошно? Но все это осуждённые делают своими руками.




Приготовлением пищи занимаются осуждённые, прошедшие обучение поварскому ремеслу, никаких поварих-кухарок здесь нет.
Окошко выдачи готовой пищи.




Хлеб пекут сами.




Покушал - будь добр за собой убрать.




— Ого, а это что? – спросил я, когда увидел копчённое сало, курицу, пирожки и всякую кусняшку.
— А это мы делаем тоже сами, и осуждённый может это купить, – говорит мне врио начальника колонии.




Хороший ассортимент.




Стенд с меню.




В колонии есть и свои огороды, где выращивают капусту, огурцы и т.д.




На хоздворе я увидел, как осуждённые перебирают сухой картофель.




— Сергей, а хотите увидеть мастерскую? У нас там художник рисует картины, – спрашивает начальник колонии.
— Конечно, хочу, – отвечаю я ему.

Для любителей живописи есть свое рабочее место.




Узнали? Правильно — Дзержинский Феликс Эдмундович собственной персоной.




Красота!




Жуков Георгий Константинович.




На территории колонии - невероятная чистота и порядок. На дорожках нет ни единой былиночки или сухого листочка, такое ощущение, что асфальт пылесосят.




Здание карантинного отделения. Сюда я не попал. Не положено, как и не положено попасть в ШИЗО. Эте места особые... Попадая в колонию, именно в карантинном отделении проводят первые две недели осужденные. Вникают в распорядок, проходят медицинское и психологическое обследования. Живут так же, как и в остальных отрядах, но отдельно ото всех. Не контактируют с остальными заключенными, на общее построение тоже не выходят; для этого у них свой мини-дворик.




А вот тут расположен отряд №5 – облегчённые условия, в которые переводятся положительно характеризующиеся осуждённые, стремящиеся к УДО.

Всем работающим осуждённым ежемесячно на карточку выплачивается заработная плата, представляется ежегодный оплачиваемый отпуск, где имеется возможность провести его за пределами исправительной колонии по месту жительства семьи. Условия труда осужденных регламентируются Уголовно-исполнительным и Трудовым Кодексами РФ.

За добросовестное отношение к труду, хорошее поведение и активное участие в общественной жизни осуждённые поощряются благодарностями, дополнительными краткосрочными и длительными свиданиями, передачами.

Практически все текущие работы, проводимые в учреждении, осуществляются осужденными отряда хозяйственного обслуживания. В отряде осужденные работают электриками, сантехниками, автослесарями, поварами, пекарями и т.д.











У них телевизор расположен в комнате отдыха.








Также в этом здании расположена прачечная.

L1003347.jpg





Информационный стенд с правилами внутреннего распорядка.




Дальше мы отправились в медчасть колонии. Осуждённые её называют "крест".

В медсанчасти мне показывают кабинеты для амбулаторных приёмов, процедурный, флюорографии, стоматологии, и стационар. Также ИК-7 имеет договор с местной ЦРБ, и, в случае необходимости, осуждённых вывозят туда.






Ух ты, тут даже пандус есть! Приятно был удивлён.









Рентген-аппарат.




Стоматологический кабинет. Весьма неплохой.




Столовая. Еду больным сюда приносят.




Палаты.




Все палаты защищены металическим ограждением, чтобы осуждённые не имели возможности свободно перемещаться.

— А побеги были? – спрашиваю я.
— Нет, даже попыток не было, – говорит мне врио начальника колонии.




Стенд «ПОМНИ, тебя ждут дома»...




Помимо цветочных клумб, на территории колонии есть грядки с овощами, которые тут же используются в столовой.




Отряд №11.

Делаю фотографию, а мне - не по себе, из-за решеток чувствуется какая-то невыносимая тяжесть взглядов многочисленных глаз.







Тут полным ходом идёт ремонт.




Затем мы сходили на "промку" - комплекс зданий, где расположены различные цеха. В учреждении налажено производство полипропиленовой мешкотары, стройматериалов, плитки тротуарной, мебели офисной и для внутрисистемных нужд, меловой продукции, металлоконструкций и металлоизделий, сувенирных изделий из дерева, муки пшеничной 1 и 2 сортов, швейной продукции, чистящих и моющих средств.

На территории колонии функционирует общеобразовательная школа, предоставляющая программу среднего образования, а также профессиональное училище, в котором осужденные могут освоить специальности столяра, оператора швейного оборудования, мастера отделочных строительных работ, станочника деревообрабатывающих станков и резчика по дереву и бересте.




Сделано руками осуждённых.




А это - гордость колонии. Тут производят муку высшего сорта.






Осуждённые за работой.







А за другой дверью делают мешки, которые потом используют для муки и мела.







Серьёзные станки.






Рядом расположен другой цех – по производству мебели для колонний.




Тут делают кровати, тумбочки и шкафы.




Жизнь в заключении сильно отличается от жизни "на воле". Исправительное учреждение — это особый мир со своими условиями и законами. И, между тем, находится немало людей, которых возмущает содержание асоциальных элементов на деньги налогоплательщиков. Однако большинство осуждённых не только обеспечивают свой быт сами, но еще и собственным производством помогают большому количеству государственных предприятий.

В ИК-7 есть своя жд-ветка, по которой из колонии отправляют мел.







В колонии есть большой швейных цех. В нём шьют одежду как для осуждённых, так и для различных организаций. Мне удалось пообщаться с осуждёнными и узнать, сколько денег они получают за свой труд — до 21 тысячи рублей, если будешь хорошо работать. Всё зависит от самого осуждённого.






Готовая продукция.




Цех по изготовлению блоков и тротуарной плитки.




А вот и готовая продукция.




Сюда на пилораму везут кругляк, идёт его разделка на доски, а столярка выдаёт конечную продукцию: поддоны под кирпич.




А тут делают столы, скамейки и прочие деревянные изделия.










Мешки с мелом. Скоро он отправится к заказчику.




В каждой комнате этого здания расположены различные мастерские. Где-то делают сувениры из дерева, где-то столы и т.д.




Помещение для сушки и переработки мела. Тут очень жарко.




Готовая продукция колонии.

















Врио начальника колонии — Андрей Вячеславович Дмитриев.

Осуждённые называют его хозяином.

В беседе с осуждёнными о нём говорят только положительно. Говорят, очень справедливый человек и пытается к каждому найти индивидуальный подход. Да и сам он в беседе со мной этого не скрывает.

Руководство колонии пытается найти индивидуальный подход к каждому осуждённому. Поэтому коллектив сам заинтересован, чтобы в его отряде не было нарушений. Каждый человек должен выбрать сам свой путь. Мы направляем их на правильный и верный путь, который может им ускорить возвращение домой, в семью. Я сейчас говорю об УДО. Каждому даётся на это шанс, – отвечает мне Андрей Вячеславович.
— Вы знаете, я заметил, что очень много молодых ребят тут находится. За что они тут сидят? – спрашиваю я у Андрея Вячеславовича.
— Большинство из них сидят за распространение наркотиков. Сроки по уголовному законодательству сегодня большие. Им дают от 10 лет. Наша цель - поставить их на правильный путь, и чтобы они сюда больше не попадали, – говорит он мне.
— Я обратил внимание, что среди осуждённых есть мусульмане. Скажите, не возникают ли конфликты на этой почве? – спрашиваю я у него.
— Нет. И никогда этого не было. Тут нет политики, тут нет разницы кто какой веры. Все равны, и для всех мы создаём условия. У нас есть специальная комната для мусульман, куда каждый может пойти и помолиться. Также им разрешено молиться у себя в комнатах, – отвечает мне начальник колонии.
— Разные случаи приводят человека на скамью подсудимых, – размышляет Андрей Дмитриев, который в профессии уже много лет. – И наша основная задача – не допустить рецидивных преступлений, попытаться его вернуть в нормальное жизненное русло.

Я заметил одну, на мой взгляд, важную вещь. У осуждённых нет страха перед администрацией учреждения, а есть некое уважение. Никто не убегает, когда начальник колонии идёт по территории, более того, они друг с другом здороваются. У меня вообще сложилось впечатления, что он каждого из них знает по имени. Ну или почти каждого.

Я общался со многими осуждёнными, которым дали сроки от 10 до 25 лет. Я не знаю, какие они были тогда, когда в первый раз шагнули на эту территорию, но сейчас их жизнь кардинально изменила. Изменила, на мой взгляд, в лучшую сторону.

— Добрый день, как вас зовут? За что вы отбываете наказание и сколько лет вам дали? – спрашиваю я у осуждённого.
— Меня зовут Сергей. Осужден по трём статьям: бандитизм, убийство, разбой. В 2000-ом году осудили. Дали 25 лет. 15 уже отсидел, – говорит он мне.

Мы с ним пообщались почти час. Этого мало. Я его для себя назвал "философ". Очень часто употребляет цитаты из книг. Хочет поскорее вернутся домой, к семье. У него двое детей. Два дня назад освободился его родной брат, их вместе приговорили, но брату дали меньше срок. Он старается и хочет выйти по УДО. Имеет высшее экономическое образование.

— У меня было достаточно времени подумать. Я знаю, где моя точка невозврата. Колония - это, конечно, школа жизни, но, как говорят, ее лучше пройти заочно. Мне есть ради кого быть там, за этим большим забором. У меня семья, у меня мама и папа. Я им там нужен. Каждый из нас сам выбирает свой жизненный путь, мне очень жаль, что я когда-то с него сошёл, – говорит он.

— Сергей, я отсидел половину своей жизни. И если бы у меня была возможность, я бы каждому человеку сказал: "Не совершайте поступки, за которые вы окажетесь тут". Я это прочувствовал на себе, и не желаю этого никому, – продолжает говорить он.

— Вы православный? Верующий? В храм ходите? – спрашиваю я.
— С верой легче жить. Учусь смирять себя, прощать, терпеливо сносить всё, чего заслужил за грехи. Стал дорожить простыми вещами, о чём раньше я только в книжках читал, не воспринимая их, как жизненные ценности: семья, друзья, любовь, вера, свобода, – отвечает он.

Мы друг другу пожелали удачи, а ему я ещё пожелал как можно скорее вернуться туда, где его ждут.




Возможно, мой рассказ показался вам чересчур позитивным. Да, в колонии я не увидел каких-то ужасов, как в сериалах о зонах. Тут чисто, порядок, и все предельно просто и понятно. Но, поверьте, с первых минут за решеткой, даже в качестве гостя, вы начинаете испытывать невыносимое желание поскорее выйти на волю! Это желание читается в глазах абсолютно всех обитателей зоны. И это ужасно! Помните, что тюрьма - это всегда тюрьма, какой бы она благоустроенной ни была, и никогда сюда не попадайте! Тюрьма и есть тюрьма, само лишение свободы, разлука с детьми и близкими, изоляция от общества – уже наказание.

Но вот выходишь из зоны и сразу чувствуешь, что вот здесь — свобода, а там — нет. И, наверное, никакие комфортные условия не заменят этого ощущения.

Может ли человек, который провел длительное время в заточении, начать новую жизнь? Вероятно, да, если есть поддержка близких и родных, если созданы условия в исправительных учреждениях. Главное - помнить, что завтра всегда новый день, когда можно начать все сначала, с нуля. И это будет твой выбор.

Спасибо руководству Белгородского УФСИН за возможность заглянуть своими глазами за бетонный забор с колючей проволокой и показать обществу, в каких условиях проходит жизнь осуждённых. Я надеюсь, что мне дадут возможность посетить все колонии на территории Белгородской области и рассказать о жизни и быте как осуждённых, так и сотрудников колонии.

Избранные записи из этого журнала

Об авторе




Меня зовут Лежнев Сергей, я родился в селе Кустовое Белгородской области. В настоящий момент я являюсь советником ВРИО Губернатора Орловской области Андрея Евгеньевича Клычкова.

Мой блог не связан с моей работой, я веду его в свободное время.
Это - общественная деятельность, проявле-
ние моей гражданской позиции. Я поддерживаю интересы простых людей, именно они всегда стоят во главе моих действий.

Каждый месяц мой блог читают десятки тысяч людей, и это помогает доносить до широкой аудитории те общес-
твенные темы, о которых я пишу. Главными критериями для меня являются объективность и противодействие нарушениям закона и конституционных прав человека.

Календарь

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com