Лежнев Сергей (lezhnev_sergey) wrote,
Лежнев Сергей
lezhnev_sergey

Category:

Как белгородца за дачу взятки лишили свободы на 1 год

Мне на электронную почту каждый день поступают десятки писем с просьбами о помощи. У кого-то убили отца, а уголовное дело по факту даже не возбудили; у кого-то «отжали» бизнес и возбудили уголовное дело по выдуманным доказательствам; у кого-то убили брата и убийца ходит на свободе; у кого-то забрали землю; у кого-то погиб ребенок;  кого-то выгоняют с квартиры и забирают жильё и так далее...

Каждый факт я тщательно изучаю и после этого принимаю решение, как и чем я могу помочь. Кому-то даю консультацию сам, кого-то отправляю к юристам за бесплатной помощью, кому-то даю адвоката, а иногда сам вынужден вмешиваться в ситуацию.

И среди этих обращений мне на почту поступило письмо от Наседкиной Елены с просьбой прочитать её письмо и помочь ей. В письме было прикреплено решение суда. Прочитал его, и у меня возникло много вопросов. Я ей позвонил и мы договорились, что я к ней приеду завтра.

Суть дела:

Перескажу суть простым языком: Руслан Наседкин занимался грузоперевозками. Продал квартиру, купил грузовик, взял ещё три в аренду, зарегистрировал ИП. Работал с утра до ночи. С недавнего времени у нас в Белгородской области стали проводить рейды по выявлению «перегруза» на грузовиках и фурах. Передвижные пункты весового контроля каждый раз в разных точках останавливают большегрузов и проверяют их. У Руслана был знакомый по фамилии Капустин, который сказал ему, что знает человека, который «помогает решить вопросы с пунктами весового контроля». Капустин познакомил Руслана с человеком по фамилии Захаров. Этот самый Захаров сказал, что будет оповещать о днях, в которые проводятся рейды по весовому контролю и о местах, где будут располагаться такие пункты. «Такса» за такие услуги – 10 тысяч рублей с одной машины, предупреждения будут приходить по смс.
Руслан согласился, и в назначенное время передал через жену (сам он был в командировке) 70 тысяч рублей для Захарова. Но, как оказалось, за Захаровым в это время уже следили сотрудники правоохранительных органов. Захаров работал главным инспектором УГАДН по Белгородской области, и участвовал в составлении графика рейдов по весовому контролю (из решения суда). Параллельно с этим за деньги «сливал» информацию об этих рейдах тем водителям, которые согласились с ним на сделку. И сотрудники правоохранительных органов произвели задержания Захарова именно в тот момент, когда он получил деньги от супруги Руслана…

22 октября 2015 года Белгородский район суд вынес приговор её мужу, Наседкину Руслану, 1979 года рождения, по статье 291 ч.3 УК РФ «Дача взятки».  Суд признал Наседкина Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 291 и назначил ему наказание по этой статье в виде лишения свободы сроком на 1 год в ИК общего режима со штрафом в размере 2.100.000 рублей.

Вот тут полное решение суда.
Лист 1, лист 2, лист 3, лист 4, лист 5, лист 6 и лист 7.


Я просмотрел судебную практику Белгородской области и нигде не нашёл, чтоб за дачу взятки человека приговорили к реальному сроку.

Больше всего в этом деле меня поразило то, что Наседкин Р. имеет двоих малолетних детей. Две девочки, одной — 5 месяцев, другой — 6 лет.


Семья заключённого Наседкина Руслана

— Спасибо вам Сергей, что захотели нам помочь. Мы не знаем что нам делать и как нам дальше жить, – говорит мне Елена и проводит в дом.

В доме я вижу двух девочек, старшая — София и её сестрёнка Варвара.

— Елена, расскажите мне, пожалуйста, как всё произошло. Только подробно и честно. Я прочитал решение суда и у меня возникло много вопросов, на которые я хотел бы получить ответы, — говорю я ей.
— Мой муж, Роман, занимался грузоперевозками стройматериалов. У него было ИП. Песок, землю, кирпичи возил. Он продал квартиру и купил одну грузовую машину, а 3 машины – брал в аренду как-то там. Каждое утро он вставал в 5.30 и мчал на работу, — говорит мне Елена.
— Елена, а кто с вами ещё живёт? — спрашиваю я.
— Никто. Я и мои дети, — отвечает мне она.
— А родители ваши где или вашего мужа? — спрашиваю я.
— У меня нет родителей, Сергей. Меня воспитывала бабушка. Когда я была маленькой, мои родители ушли из дома. Где они  я не знаю (потекли слёзы у Елены). А родители Романа пенсионеры по инвалидности 2 группы. Отец плохо видит, в 2015 году перенёс инфаркт, мама – гипертоник, — сквозь слёзы говорит мне Елена.

А сам вижу, как Елена поглядывает на детей, чтоб старшая дочка слёз мамы не видела.

— Елена, расскажите пожалуйста, что произошло 19 марта 2015 года? — спрашиваю я.
— В этот день я была дома. Мне позвонил супруг и попросил вынести деньги незнакомому мне человеку в размере 70.000 рублей. Я взяла деньги и вынесла их. На улице стоял «джип», в нём сидел мужчина. Я передала ему деньги и ушла — рассказывает мне Елена.
— А вы его ранее знали? Видели? А муж вам сказал, за что нужно отдать деньги? — спросил я.
— Нет, я его не знала и никогда не видела — отвечает мне Елена.
— Спустя два часа я слышу собака лает. Выхожу на улицу, открываю калитку и вижу незнакомых мне людей. Как позже выяснилось, это были сотрудники ФСБ, как они представились. Они были минут 15. Я их в дом не пустила и они уехали — продолжает свой рассказ Елена.
— А что они вам говорили? Они какие-нибудь бумаги показали? — спросил я.
— Сказали, что Захаров (как оказалось это тот мужчина, которому я отдала деньги) во всём признался. Вы ему передали взятку. Мы сейчас будем проводить какой-то эксперимент. Я ушла в дом и их пускать не стала, — говорит Елена.

Из решения суда:



часть 2


— Елена, а ваш муж знал, что Захаров является госслужащим? В каких они с ним были отношениях, в дружеских или товарищеских? — спрашиваю я.
— Я его никогда до этого вечера не видела. Муж мне ничего о нём не говорил. Никакой он ему не товарищ и тем более друг. Какой-то знакомый, — отвечает мне Елена.
— Муж не знал, что он является госслужащим. Он даже не признал в этом свою вину, что якобы ему было известно, кем он работает — продолжает Елена.

Скрин из судебного приговора:



Скрин из судебного приговора:




— Сергей, посмотрите сколько у него благодарственных писем за помощь. Вот благодарственное письмо от Правительства Луганской Народной Республики (ЛНР), — показывает мне письма Елена.



— А вот благодарственное письмо Заместителя Председателя Правительства — Министра по делам молодёжи, спорта и туризма Республики Южная Осетия, — показывыет мне Елена.



— Вот ещё одно благодарственное письмо от Председателя госкомитета по делам молодёжи и спорту Республики Абхазии, — продолжает мне показывать девушка.



— Вот ещё одно от Администрации Центральной Краснодонской больницы ЛНР, — говорит мне Елена.



— Сергей, целая папка таких благодарностей. А толку ноль. Он всегда чем мог тем и помогал всем, кто к нему обращался. Ну оступился, совершил ошибку. А с кем не бывает. Но взять и посадить его. А нас с детьми оставить без единственного кормильца, разве это человечно? — сквозь слёзы рассказывает мне Елена.
— Вот прочтите его характеристику, которую подготовила поселковая администрация. И ничего не помогло. Суд взял и вынес такое суровое решение. Что нам делать? Как нам дальше жить? Пошла в аптеку, ребёнку таблетки купить, отдала больше 4000 рублей. Денег осталось на месяц. Как дальше жить, я не знаю. Хоть иди милостыни проси, — продолжает Елена.

Скрин с характеристики:




— Елена, а у вас был адвокат? Почему я это спрашиваю, так как складывается ощущение, что вы боролись сами. Я вчера звонил адвокатам и дал им почитать решения суда и все они были удивлены столь суровому приговору. У вас был адвокат?, — спрашиваю я.
— Конечно был. Вы знаете Сергей, у меня сложилось подозрения, что он.. (Елена замолчала). Да ладно, это уже не имеет значения. Мы до конца надеялись и верили, что Руслан придёт домой. Конечно, мы знали, что суд даст ему большой штраф и условно, но такое поворота мы не ожидали. Тем более Руслан признал свою вину,— отвечает мне Елена.
— Елена, а если не секрет, сколько вы заплатили адвокату? Хотя можете не отвечать на вопрос, — спрашиваю я.
— Не секрет. 100 тысяч рублей я ему передала утро, а вечером ещё 200 тысяч рублей, я их заняла у знакомых. Потом ему муж возил стройматериалы на 70 тысяч рублей. Итого 370 тысяч рублей. Никаких бумаг он мне не дал, с ним муж договаривался. Возможно, у мужа где-то бумаги и есть,— отвечает мне Елена.

370 тысяч рублей? Ничего себе расценки, блин. Да такие расценки у московских адвокатов.

— Елена, а когда вашего мужа задержали и как это происходило?— спрашиваю я.
— Мужу я позвонила и обо всём рассказала, как только ушли сотрудники ФСБ. Через два дня, поздно ночью, он приехал домой. В воскресенье мы ездили по делам, всё было хорошо, никто домой не приезжал. Утром (в понедельник) муж как обычно встал в 5.30 и стал собираться на работу и поехал. Я пошла в дом. Через минут 15 слышу какой-то стук, грохот. Быстро оделась и пошла посмотреть, что произошло. Выхожу, смотрю машина стоит уже во дворе, а ключи на земле. Тут мне стало всё понятно. Позже знакомый рассказал, что он видел, когда Руслан стал отъезжать от дома, то со всех сторон побежали люди с топорами в руках. Хотели окна бить в машине и вытаскивать его. Он остановился, и сам спокойно вышел. Его положили на землю, надели наручники и увезли, — отвечает мне Елена.

— Сергей, когда мужа арестовали, я стала бегать и просить всех о помощи. Я пошла в администрацию города Белгорода и подала заявку на проведение митинга у меня другого варианта нет, — продолжает рассказывать Елена.

— Спустя какое-то время мне позвонил наш глава поселения и попросил встретиться с ним. Он сказал, что в администрации области возмущены таким решениям и обещали помощь. Мне дали бесплатно трёх адвокатов, известных. Я с ними встретилась. Но они мне стали уверять, что это самое минимальное, что суд мог дать. Что не надо поднимать общественный резонанс, так как это может только отрицательно повлиять на апелляционное решение. Также меня направили к уполномоченному по правам человека в Белгородской области и к уполномоченному по правам ребёнка. Мне говорили и обещали, что они направят своё заключение, содержащее рекомендации относительно возможных и необходимых мер, — продолжает мне рассказывать Елена.
— Елена, я правильно понял, что из-за обещания вам помощь, вы отказались от проведения митинга? — спрашиваю я.
— Да. Я написала письменный отказ — говорит мне она.
— Елена, уполномоченный по правам человека направил рекомендационное письмо? Можно мне почитать его? — спрашиваю я.
— Я им звонила через день. Мне говорили, что оно готовится, и они направят его в суд. А потом мне сказали, что они не имеют право это делать. Я не знаю что произошло. Я им так верила — рассказывает мне Елена.
— И уже после апелляционного решения пришёл вот ответ — показывает мне Елена бумажку.

Ответ от уполномоченного по правам человека по Белгородской области:



«направлен запрос в администрацию Белгородского района». WTF?


— Я попыталась попасть на приём к губернатору, но мне отказали. Куда я только не ходила, но везде одни только обещания,— продолжает Елена.
— Елена, а вы касационную жалобу подавали?  — спрашиваю я.
— Нет ещё. Ведь мы ждали овтеты от уполномоченных. Сейчас у нас новый адвокат, он готовит жалобу. Хотя у меня нет уже надежды. Я полностью разочаровалась — говорит мне девушка.
— Елена, а можно я сделаю фотографию общую. Я хочу опубликовать всю вашу прекрасную семью, — спрашиваю я.
— Конечно, Сергей. София, иди фотографию сделаем. Папе отправим. Он в командировке и скоро приедет домой — зовёт Елена дочку.

Ком в горле...

— Елена, как я понимаю, София пока ничего не понимает? Вы ей не говорите? — спрашиваю я.
— Конечно нет. А что я ей скажу...нельзя, это может сломать её психику. Дочка слишком привыкла к папе. Она его любимица. Она и так у меня спрашивает, почему она перестала тренироваться и готовиться к школе. Она мне задаёт вопросы, а я ей не могу объяснить, — сквозь слёзы говорит мне Елена.
— Скоро папа приедет, и всё будет как раньше. Говорю я ей — продолжает Елена.

Вы знаете, друзья, я не буду приводить тысячи ссылок, когда за более тяжкие преступления давали условные сроки или вообще освобождали. А суммы штрафов были в десятки меньше. Их вы можете и сами почитать. Но лично я считаю, что приговор слишком суровый.
Российская Фемида все чаще выносит столь противоречивые приговоры, что и простые люди, и матерые эксперты-юристы иногда впадают в полный ступор.

Да, он виновен. Тут никто не спорит.
Но виновен ли настолько, чтоб получить реальный год? Лично я сомневаюсь.

Тюрьма, не место исправления, а школа новых преступлений.

Но только лично я не вижу никакой высокой степени общественной опасности данного преступления, как трактует суд:



Безусловно, это решения суда и оно законное.

Но каждый из нас имеет право бороться за свои и чужие права, я поборюсь за этого парня и его семью.


Я надеюсь, председатель Белгородского областного суда — Шипилов Алексей Николаевич обратит на это внимание.



Tags: Белгородский суд, дело Наседкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 265 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →